Воин Христов Иларион, архиепископ Верейский

28 декабря – день памяти священномученика Илариона (Троицкого), архиепископа Верейского. В этот день в 1929 году он скончался в больнице во время этапа в очередную ссылку. Это была невосполнимая утрата для земной Церкви и великое приобретение для Церкви Небесной.

Главной чертой святителя и священномученика была исключительная врожденная душевная чистота, природная добрая веселость. Владыка имел, по воспоминаниям его современника Сергея Волкова, «сильный облик чисто русского человека, прямо-таки богатыря, одухотворенного глубоким интеллектом и чистой, благородной душой».

Закончив Московскую духовную академию, он, тогда еще Владимир Алексеевич, занялся богословской работой, главной целью которой было изучение самого понятия «Церковь». В большинстве сочинений святителя Илариона можно проследить развитие мысли о Церкви как «союзе любви» – как организме, мистическом Теле, члены которого объединены общей благодатной жизнью, имя которой – любовь.

Приняв монашеский постриг в 1913 году и став архимандритом, отец Иларион возглавил Сретенский монастырь в Москве. Известный богослов, глубокий молитвенник и аскет, Владыка Иларион принял архиерейский сан в 1920 году, в день памяти другого священномученика – патриарха Ермогена, который погиб от голода в захваченном поляками Кремле в 1612 году, не дожив до освобождения Москвы полгода.

Во время хиротонии Владыки Илариона будущий святитель патриарх Тихон особо отметил это совпадение, предсказав новопоставленному архиерею исповеднический венец за твердость в вере. Владыка Иларион ответил на патриаршее слово проникновенной речью, в которой выразилось его глубокое понимание как нынешнего состояния Церкви, так и собственной судьбы. К этому времени была пролита уже кровь сотен мучеников за веру; надвигались еще более страшные гонения, и святитель предвидел это. «Церковь Божия стоит непоколебимо, лишь украшенная, яко багряницею и виссоном, кровью новых мучеников, – сказал он в своей речи. – Что мы знали из церковной истории, о чем читали у древних, то ныне видим своими глазами: Церковь побеждает, когда ей вредят… Силы государства направились против Церкви, и наша Церковь дала больше мучеников и исповедников, нежели предателей и изменников».

Святитель чувствовал, что к епископскому служению в Церкви в этот страшный и славный момент ее истории его призвал Божий Промысел. «Знаю теперь твердо, – сказал священномученик, – что воля Божия управляет Церковью и не без Божией воли поставляются в Церкви епископы… Господь милосердый да примет душу мою, сию малую лепту, вметаемую в сокровищницу Церкви, для употребления на общую пользу. Воля Господня да будет». Святитель Иларион вступил на епископскую стезю с полным сознанием того, что его ожидает, с готовностью к мученичеству.

В 1922 году он был арестован и отправлен в ссылку, откуда вернулся через год и стал правой рукой Патриарха Тихона.

Особенно Владыка боролся с «обновленцами» — течением, которое подчинилось новой власти и выступало против Патриарха Тихона, высмеивая даже церковные Таинства, то есть, по сути, вероотступники. Так, Сретенский монастырь был на некоторое время захвачен обновленцами. После освобождения обители Владыка освятил престол и собор заново Великим чином, показав этим, сколь велик грех верооступничества.

Разумеется, ни лидеры обновленчества, ни их покровители-чекисты не могли простить святителю Илариону такого унижения. Вскоре он был снова арестован.

1 января 1924 года Владыка был отправлен на Соловки. На берегу залива Белого моря он работал сетевязальщиком и рыбаком; был лесником, живя в Варваринской часовне; как сторож жил в Филипповской пустыни. В лагере святителя не оставляли бодрость и духовная радость. Это состояние имело благодатный характер: оно было следствием Божией помощи и напряженного внутреннего делания, продолжавшихся в страшных концлагерных условиях. Об окружающей его атмосфере святитель писал: «Надо побыть в этой обстановке хотя немного, а так не опишешь. Это, воочию, сам сатана».

Он уважал и любил всех заключенных, старался помочь им, за что люди отвечали ему благодарностью и любовью, почитая его как святого. Известен эпизод из его лагерной жизни: ночью в сильный шторм в открытое море унесло лодку с самым жестоким охранником на Соловках. Владыка Иларион спокойно взял другую лодку, с ним поплыли еще четыре человека. Вместе они отправились спасать погибающего человека. Все стоявшие на пристани – охранники, монахи, миряне – молились на коленях о спасении всех. Так и вышло. Все благополучно выбрались на берег.

После освобождения из Соловецкого лагеря Владыку отправили в ссылку в Среднюю Азию, но по пути туда он скончался от тифа. Врач, присутствовавший при его кончине, был свидетелем того, как святой благодарил Бога, радуясь близкой встрече с Ним. Он отошел ко Христу со словами: «Как хорошо! Теперь мы далеки от…» Это произошло 28 декабря 1929 года. Славный жизненный путь священномученика был увенчан блаженной кончиной.

Ленинградский митрополит Серафим (Чичагов) добился у властей разрешения похоронить святителя в соответствии с его саном. Когда ближайшие родственники и друзья увидели его тело, святителя с трудом узнали: годы лагерей и тюрем превратили молодого, цветущего человека в седого старика. Похоронен священномученик был на кладбище Новодевичьего монастыря у Московской заставы.

В 1999 году состоялось обретение мощей владыки Илариона и перенесение их в Москву, в Сретенский монастырь, где они являются главной святыней обители.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *