Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче…

Подходит к концу календарная зима, впереди весна – климатическая и духовная. Впереди Великий пост. Да, до него еще три недели, но первые его вестники уже с нами. Об этом размышляет настоятель Покровского храма протоиерей Феодор Федько:

«Дорогие братья и сестры, Святая Церковь призывает нас к покаянию, к подвигу Великого поста. В прошлое воскресенье мы слышали о покаянии Закхея-мытаря, который пожелал в сердце своем увидеть Господа, а получил больше. Сам Господь посетил его дом и даровал спасение всему дому.

В сегодняшнем евангельском чтении Церковь предлагает в назидание нам притчу о мытаре и фарисее. В притче говорится, что два человека вошли в храм помолиться, один был фарисей, а другой мытарь. Фарисей встал впереди всех и молился так: благодарю Тебя, Боже, что я не таков, как прочие люди, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь; пощусь два раза в неделю; отдаю десятину из того, что приобретаю. Мытарь же, встав сзади всех и не смея взглянуть на небо, бил себя в грудь и взывал: «Боже! Милостив буди мне грешному» (Лк. 18, 13).

Фарисей вышел осужденным Господом за то, что хвалил себя и осуждал других, а мытарь за свое покаяние и смирение получил прощение и оправдание.

Кто такие были фарисеи и мытари? Фарисеи — это законоучители иудейского народа, знавшие закон в совершенстве и исполнявшие его до каждой мелочи. Они носили повязки на своей голове с написанными на них словами из закона; даже увеличивали их, чтобы показать себя перед другими исполнителями закона для похвалы и прославления. Все они делали напоказ, любили занимать первые места в собраниях, соблюдали посты больше, чем требовалось, и молились напоказ.

Мытари были сборщиками податей. Их считали грешниками, так как очень часто злоупотребляли своим положением, беря лишнее с народа.

Вот мы и видим, как в храме фарисей гордился своей наружностью, своей праведностью, а мытарь сознавал себя грешником и унижал себя. В Святом Евангелии сказано, что кто себя возвышает, тот будет унижен, а кто унижает, тот возвысится. Поэтому фарисей и был унижен, а мытарь возвышен. Не без основания именно в эту неделю мы слышим: «покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче…»

Какая же это дверь, которая служит для нас преградой на пути спасения? И почему мы просим Господа открыть ее для покаяния? Это наша гордость, тщеславие, самолюбие, самомнение. Эта дверь мешает нам соединиться с Богом. Бог гордым противится, а смиренным дает Свою благодать.

Тщеславие заражает все сословия людей. Неверующий и тщеславный человек почитает себя богом, а других презирает и ставит ни во что. Человек, трудящийся и одержимый тщеславием, считает, что только он и трудится, а другие ничего не делают. Верующий тщеславный человек гордится своими добродетелями, ценит их высоко, почитая себя выше других.

Тщеславие в нашей жизни проявляется незаметно для нас. Вот собрался близкий кружок подруг, в беседе между собой они перебирают погрешности других. А быть может в этот же момент, когда судим других, осужденный нами приносит слезное покаяние, как мытарь: «Боже! Милостив буди мне грешному»; сокрушается и делает намерение исправиться. Мы с мнимой добродетелью осуждаемся, а осужденный нами оправдывается Богом.

Как легко и просто достигается спасение смирением. Святой Макарий однажды встретился с дьяволом, и тот сказал ему: «Ты постишься, а я ничего не ем, ты бодрствуешь, а я вовсе не сплю; в одном только Я тебе уступаю, что не имею смирения».

Смирение — это фундамент, основа нашего спасения. Только с этим фундаментом принесут плоды наши пост и молитва. Никто не должен отчаиваться в своем спасении, только бы мы сами не закрывали двери гордостью, тщеславием, самолюбием, самомнением.

Вдумаемся в течение наступающей недели в то, что мы собой представляем, чем мы похожи на фарисея, переберем тех друзей, те обстоятельства, места, где мы себя проявляем иногда не лучшим образом — и начнем меняться. А когда придем в храм, будем помнить, что только Божией милостью, только Его жалостью и терпением мы можем здесь стоять. По достоинству нам нет здесь места, и тогда поплачем в сердце, опять-таки не надменно, не напоказ, а в сердце. Пусть станет нам стыдно; и тогда, может быть, и мы подвигнемся, как блудный сын, прийти в себя, встать и пойти к Отцу, к Богу, чтобы сказать: «Отец, согрешил я на Небо и пред Тобою»… Аминь».

Елена ОРЕХОВА



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *