Прощеное воскресенье — первый шаг в Великий пост

«Что есть человек, что Ты помнишь его, и сын человеческий, что Ты посещаешь его?» (Пс. 8, 5). Так изумленно спрашивает царь и пророк Давид своего Господа, когда перед его внутренним взором предстает великая тайна спасения  человечества.

«Что есть такого в нас, здесь пред Тобою стоящих, Господи, что Ты умер за нас страшной смертью, и любовь Твоя к нам не угасла, не пресеклась?». Так, скорее всего, спрашивал каждый из нас, если всматривался в непостижимую реальность Голгофской Жертвы.

Впереди Великий пост, и нам всем по давней привычке кажется, что самое главное в нем – правильно составить свое меню. Как будто и не слышали мы апостола Павла неделю тому назад: «Пища не приближает нас к Богу: ибо, едим ли мы, ничего не приобретаем; не едим ли, ничего не теряем» (1.Кор. 8, 8). И вот в тот самый момент, когда мы прилежно рассчитываем наши постные трапезы, наш Бог неожиданно говорит нам совсем о другом. Он говорит нам — о прощении.

В русском языке есть два очень похожих слова, которые хотя и обозначают разные вещи, но вместе с тем связаны таинственной внутренней связью: прощение и прощание. Прощаясь при расставании, мы должны простить друг друга. Отправляясь в далекий путь, мы должны выжечь из своего сердца все любовно сохраняемые там оскорбления, рассованные по углам обиды, все счета, которые мы готовы предъявить при удобном случае. Это прощение при расставании надолго необходимо потому, что никто из нас не уверен в возвращении, никто из нас не может дать гарантии нового свидания: путь дальний и опасный, и неизвестно – вернемся ли. Простить необходимо, потому что не тащить же все эти обиды, всю эту грязь и суету с собой в Вечность, на Страшный Суд, где все с неизбежностью увидят, какие мы на самом-то деле мелочные и гадкие.

Бог говорит нам о прощении перед дальней дорогой Поста для того лишь, чтобы мы поняли: не вегетарианство наша настоящая цель, а любовь к ближнему своему. Воздержание от скоромного не цель, а средство, и Пост — всего лишь инструмент, необходимый, чтобы мы могли совершать мучительную работу по изменению своей души.

Сегодня день, когда мы, православные, прощаемся со скоромными снедями, чтобы налегке отправиться в далекий и трудный путь Поста. Как некогда блудный сын, мы «приходим в себя», возвращаемся к себе и обнаруживаем, что мы изгнанники. Подобно праотцу Адаму, мы по собственной воле однажды покинули отчий дом, оставили Божий Рай и оказались в далекой от Бога стране. И вот сегодня мы вспоминаем изгнание из Рая нашего далекого предка, потому что его горькая участь сродни нашей беде. Как и он, мы настойчиво стремились к освобождению от плена сыновства; как и он, мечтали о свободе; как и он, захотели устроить нашу жизнь не по заповедям Божиим, а по собственным меркам, то есть захотели быть, как боги.

Евангельскому блудному сыну Бог попускает вкусить по-настоящему свинской жизни, Адаму же предстояло изгнание в смерть: «…ибо прах ты и в прах возвратишься» (Быт. 3, 19). Изгнанный из Рая Адам плачет о своей горькой участи, и с ним вместе плачем и мы, плачем и молим Господа вернуть нас домой, принять нас в отчие объятия, вновь даровать нам радость Богообщения. Горестными, пронзительными словами плачет вся Церковь: «Раю всечестный… шумом листвий твоих Содетеля всех моли, врата отверсти ми, яже преступлением затворих».

Рай вновь может открыть нам свои врата, которые закрылись еще и потому, что  Адам не себя самого, а Бога обвинил во всех своих грехах. Вспомним, как он ответил Богу: «Жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел» (Быт. 3, 12). Бог, жена, змий – все виноваты в том, что пал Адам. Все, только не он сам. Потому и закрылись для него врата Вечной Жизни. Нам, его детям, они откроются тогда, когда мы искренне и просто научимся прощать всех, кто нас обидел. Неужели мы не простим их? Неужели мы не простим тех, за кого Господь наш умер на Кресте?

Именно поэтому во всех храмах Центрального церковного округа Сыктывкара в воскресный вечер перед Великим постом служился особый чин прощения. На аналоях уже великопостные черные покровы, в середине службы священники меняют облачение на темное. Все песнопения этой службы готовят прихожан к прощению друг друга, к вступлению в Великий пост с чистым сердцем, без груза прошлых обид.

«Очистим душу, чтобы в Светлый праздник Пасхи Христовой мог войти в нее Господь. Великий пост — удивительно удобное время для углубления в вопросы духовной жизни. Потрудимся, приложим усилия и для познания, и для покаяния и для изменения жизни, для спасения души и соединения с Богом. Для исправления, по мере сил, наших ошибок. Посмотрите, Господь не требует от нас очень многого, Он предлагает нам то, что мы каждый из нас может сделать — простить от всего сердца, и этим уподобиться Ему. Ведь Господь по Своему милосердию прощает каждому кающемуся всякий грех», — призвал всех в Прощеное воскресенье настоятель Покровского храма протоиерей Феодор Федько и попросил прощения у своих прихожан. А они, в свою очередь, целуя крест и икону, испрашивали прощения у клириков и друг у друга.

Начался Великий пост.  Помоги нам, Господи.

Елена ОРЕХОВА



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *